Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Автограф

Радио Свобода. Гость ''Американского часа'' – писатель Татьяна Толстая

Татьяна Толстая

Татьяна Толстая

Александр Генис: Каждый раз, когда Татьяна Толстая, старый друг нашего радио, приезжает в Нью-Йорк, мы встречаемся с ней, чтобы поговорить о приятном и важном, сравнить взгляды на мир и литературу и обсудить все, чем живем. На этот раз у этой, уже традиционной, беседы есть еще и два конкретных повода. Первый приближающийся юбилей Толстой, второй – ее новая проза, над которой она сейчас напряженно работает.

Татьяна, я хочу поговорить с вами о литературе, причем вашей. Но начну, как любые разговоры сегодня, с политики, вернее, с истории. Как русский интеллигент, проживший всю жизнь в тени Октябрьской революции, смотрит сейчас на то, что происходит на исламском Востоке?

Татьяна Толстая:
Какой неожиданный вопрос! Я даже не готова на него отвечать. Вот вы говорите ''русский интеллигент''. Я, безусловно, русский интеллигент, это естественно, но я только сейчас, в последние годы, начала раздражаться на словосочетание ''русский интеллигент'', потому что та группа людей, которые себя безусловно причисляют к русской интеллигенции и таковой являются, с моей точки, зрения ведет себя глупо. Это прекраснодушные мечтатели, скорее, леваки, но не активные. Это, в основном, люди, которые в общественной жизни пытаются обелить свои ризы. Вот чтобы ни пылинки на них не село, чтобы - боже упаси! - о них не подумали, что они каким-то боком похвалили кого бы то ни было, прислоненного к власти или являющегося властью. Вот только чистоту хранить. И это мне напоминает различные христианские секты. Я не хочу в этой группе находиться, я хочу находиться над и вне. Поэтому я не знаю, как, так называемые, ''русские интеллигенты'' смотрят на исламскую революцию. Я смотрю с ужасом в том смысле, что я бы не хотела, чтобы революция произошла у нас. Я бы хотела, чтобы у нас изменилась структура власти, потому что она сейчас коррумпированная и не централизованная - каждый чиновник сам себе хозяин, сам себе центр и сам себе вор. Мне бы хотелось, чтобы эта ситуация изменилась. Как? Я не знаю, потому что я никогда не занималась ни политикой, ни политическим строительством. И поскольку речь идет об исламских странах, где на 500-800 лет раньше нас живут, у них другое сознание. Возможно, содержание их революции представляется не таким, каким было содержание нашей революции, потому что там очень сильный, помимо экономического, религиозный элемент, чего не было в русской революции. Поэтому мое опасение, чтобы это все не подожгло нас. Правда, думаю, что не подожжет - нашим анархистам не подняться ни на какой переворот. Мне бы хотелось, чтобы там все как можно скорее успокоилось. Хотя мне до них, честно говоря, нет дела, но я не люблю кровопролития, мне бы хотелось, чтобы все закончилось без большого кровопролития. Вот так.

Collapse )
Источник: Радио Свобода

С улыбочкой хитрой

;-)


      "Во всякой книге предисловие есть первая и вместе с тем последняя вещь; оно или служит объяснением цели сочинения, или оправданием и ответом на критики. Но обыкновенно читателям дела нет до нравственной цели и до журнальных нападок, и потому они не читают предисловий. А жаль, что это так, особенно у нас. Наша публика так еще молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце ее на находит нравоучения. Она не угадывает шутки, не чувствует иронии; она просто дурно воспитана. Она еще не знает, что в порядочном обществе и в порядочной книге явная брань не может иметь места; что современная образованность изобрела орудие более острое, почти невидимое и тем не менее смертельное, которое, под одеждою лести, наносит неотразимый и верный удар. Наша публика похожа на провинциала, который, подслушав разговор двух дипломатов, принадлежащих к враждебным дворам, остался бы уверен, что каждый из них обманывает свое правительство в пользу взаимной нежнейшей дружбы.
Эта книга испытала на себе еще недавно несчастную доверчивость некоторых читателей и даже журналов к буквальному значению слов. Иные ужасно обиделись, и не шутя, что им ставят в пример такого безнравственного человека, как Герой Нашего Времени; другие же очень тонко замечали, что сочинитель нарисовал свой портрет и портреты своих знакомых... Старая и жалкая шутка! Но, видно, Русь так уж сотворена, что все в ней обновляется, кроме подобных нелепостей. Самая волшебная из волшебных сказок у нас едва ли избегнет упрека в покушении на оскорбление личности!
Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно, портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии. Вы мне опять скажете, что человек не может быть так дурен, а я вам скажу, что ежели вы верили возможности существования всех трагических и романтических злодеев, отчего же вы не веруете в действительность Печорина? Если вы любовались вымыслами гораздо более ужасными и уродливыми, отчего же этот характер, даже как вымысел, не находит у вас пощады? Уж не оттого ли, что в нем больше правды, нежели бы вы того желали?..
Вы скажете, что нравственность от этого не выигрывает? Извините. Довольно людей кормили сластями; у них от этого испортился желудок: нужны горькие лекарства, едкие истины. Но не думайте, однако, после этого, чтоб автор этой книги имел когда-нибудь гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. Боже его избави от такого невежества! Ему просто было весело рисовать современного человека, каким он его понимает, и к его и вашему несчастью, слишком часто встречал. Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить — это уж бог знает!"

М.Ю. Лермонтов. Предисловие к "Герою нашего времени"

Ветер с Невы. Жизнь Георгия Иванова.


Мифы и репутации
Ветер с Невы. Жизнь Георгия Иванова.
Беседа с писателем Андреем Арьевым - автором книги о поэте Георгии Иванове. Книга недавно опубликована в издательстве петербургского журнала "Звезда".
Ведущий: Иван Толстой
                                                                                                                слушать(0:53:00)                                                                    читать

Георгий Владимирович Иванов(1894-1958), русский поэт

Несколько поэтов. Достоевский.
Несколько царей. Орел двуглавый.
И - державная дорога - Невский...
Что нам делать с этой бывшей Славой?
Бывшей, павшей, обманувшей, сгнившей...
...Широка на Соловки дорога,
Где народ, свободе изменивший,
Ищет, в муках, Родину и Бога.
1949

Песни русского варяга. Исполнительница Елена Янгфельдт-Якубович