Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Автограф

Правила жизни Джона Малковича - Журнал Esquire

 
Работать над фильмами в качестве режиссера — послаще, чем, к примеру, страдать внутренним кровотечением или поносом. Но не скажу, что это приятная работа.

Я предпочитаю фантастические фильмы реалистическим. Ведь что такое по большому счету реальность кино? Стоят перед камерой несколько миллионеров и изображают на лице страдания. Какой уж там реализм!
Collapse )
Автограф

Георгий Рерберг - Марианна Чугунова - Евгений Цымбал:Фокус на бесконечность ("Сталкер")

Георгий Рерберг - Марианна Чугунова - Евгений Цымбал:Фокус на бесконечность ("Сталкер")

Разговор о «Сталкере»

Эта беседа состоялась летом 1997 года, когда я делал картину «Сны Сталкера» — о жизни и творческой судьбе Александра Кайдановского. Тогда я надеялся, что следующим станет фильм об Андрее Арсеньевиче Тарковском и о съемках «Сталкера», в которых мне довелось участвовать. Увы, этот проект не состоялся. Материалы, собранные для него, войдут в книгу «Рождение «Сталкера», над которой я сейчас работаю.

На съемках фильма «Сталкер». 1977, июнь. Фото Сергея Бессмертного
На съемках фильма «Сталкер». 1977, июнь. Фото Сергея Бессмертного

Мне стоило больших трудов вызвать на этот разговор Георгия Ивановича Рерберга — в течение многих лет я не раз к нему подступался.

Я бесконечно благодарен Марианне Сергеевне Чугуновой, посвятившей долгие годы жизни работе с Тарковским, за ее согласие принять участие в нашей беседе.

Сегодня, когда в длинном ряду людей, участвовавших в создании «Сталкера» и, увы, уже ушедших от нас, есть и фамилия Рерберга, умершего в 1999 году, мне кажется, пришла пора опубликовать этот разговор, многое проясняющий в изрядно запутанных обстоятельствах, а теперь уже и фантастических легендах, связанных со съемками «Сталкера».

Евгений Цымбал

Евгений Цымбал. Попытаемся вспомнить реальный ход событий на съемках «Сталкера». Я понял, что мы обязаны это сделать, так как фильм и все, что с ним связано, обрастает все более нелепыми, а то и чудовищными историями. Георгий Иванович, расскажите, как все начиналось весной 1976 года.

Георгий Рерберг. Прошло уже более двадцати лет с тех пор, как мы с Андреем разошлись. Я старался забыть все, что было связано с этим фильмом.

Ну, может быть, не забыть, а как-то отодвинуть в памяти как можно дальше. Он вызывал слишком тяжелые эмоции. Поэтому я не могу все точно вспомнить. Многое ушло абсолютно.

Марианна Чугунова. Я тоже не все помню. Я в это время беспрерывно печатала на машинке материалы по «Гамлету», который Андрей Арсеньевич ставил в «Ленкоме», и сценарий «Сталкера» — для запуска.

Читать дальше...

Спасибо jeeves_cat
Автограф

Сергей Соловьев: Гося-сан - Воспоминания о Георгии Рерберге

Сергей Соловьев: Гося-сан - Воспоминания о Георгии Рерберге


Кинооператор Георгий Иванович Рерберг — личность, конечно же, достойная описания романного. Та маленькая новелла, которую в моих скромных литературных силах здесь ему посвятить, способна лишь слегка приоткрыть завесу над удивительно сложным, тонким и красивым предметом, персонажем, явлением, которые он собою, без сомнения, представляет.

Георгий Рерберг
Георгий Рерберг

Начать хотя бы с того, что прежде всего Георгий Иванович — гений. В отечественном киноискусстве это звание стойко прилеплялось не ко многим — к Иннокентию Михайловичу Смоктуновскому, например. Перед чудом его таланта все лишь беспомощно разводили руками:

— Что тут скажешь? Гений!

С одной стороны, это было вроде как слегка насмешливой ему кличкой, с другой же, все ясно понимали, что да, действительно, он — гений. То же с Георгием Ивановичем. В профессиональной кинематографической среде у него репутация неоспоримого гения со всем набором оттенков, которые в это слово вкладываются современниками. Гений — это и кликуха, и ироническое подмигивание, и чистая правда.

И глаза Рерберга, и весь его чувственный механизм души, и все рецепторы, осуществляющие художественную связь с миром, утончены и усложнены до невероятных, до немыслимых обычному человеку пределов. Скажем, сам видел не раз на наших съемках: он просил промерить освещенность где-нибудь в темноте, в глубокой тени, под каким-нибудь дальним столом в углу комнаты. Второй оператор, сопя и ругаясь, лез под стол с люксметром и наконец называл какую-то сверхмалую цифру.

— Глупости, — обрывал его Рерберг и, на секунду слегка прищурившись, добавлял: — Там полторы единицы.

Перемеривали по-настоящему и убеждались, что он, как всегда, прав. На глаз он безошибочно определял ничтожнейшее количество люксов, неопределимое ни одним сверхсовершенным электронным прибором, всякий раз подтверждая, что глаз у него — инструмент точнейший.

Но гениальность его далеко не только чисто профессионального свойства. Все привычные представления о добре и зле в личность его не укладываются. Принято, скажем, считать, что гений и злодейство — две вещи несовместные. Пример Рерберга этот примитивный трюизм опровергает: оказывается, очень даже совместные…

Читать дальше...

Спасибо jeeves_cat 

Тигр и кролик

Таковы правила игры.

Тигр

Марлен Хуциев: "Никакого заявления я не писал"

Бутылка с закуской

Михалков охуел. Это уже диагноз.



В чем дело – сразу не поймешь, но в Госдуму от самого настоящего Никиты Михалкова и возглавляемого им Союза кинематографистов Российской Федерации пришла посылка. Два ящика с однородным содержимым: DVD под названием "Московский Чрезвычайный Сокрушительный" (все с прописных, да) – сокращенно "МЧС". Про внеочередной съезд СК РФ, прошедший в конце марта в московском Гостином дворе. И то же самое – в московский Дом кино, для членов Союза по списку. "Ложью правды не перекричать!", "Для тех, кто хочет знать правду" – значится на лицевой стороне обложки. "Не для продажи" – на оборотной.
***
"Я ухожу", "доложу, потом ухожу", "не уходите", "поздно, я вернулся"; все эти части драматургии съезда в фильме "Московский Чрезвычайный Сокрушительный" отражены в полной мере. Средствами сопоставления, прежде всего. С одной стороны – полупустой зал (были такие кадры на "хуциевском" съезде), с другой – полный Гостиный двор тех, кто голосует веерами мандатов. Там – атлантисты и Соросы, тут – артист Михайлов, артист Безруков и другие артисты, которые говорят о русском кино и русских обычаях – например, о выборах Михалкова во главу русского кино. И целый министр культуры Авдеев в кадре, в первом ряду Гостиного – неподалеку от Генриха Боровика и Михаила Шатрова. А у Хуциева никакого Авдеева не было. Выбор, короче, очевиден.