April 21st, 2011

"Эта статья — самая важная в моей жизни"

Теперь я знаю, как, кем и почем был посажен мой личный муж

Эта статья — самая важная в моей жизни. Я шла к ней три года — собирала документы, разговаривала с людьми, ходила по прокурорам и следователям, писала запросы, совершенно бесполезные. И документально восстановила ход событий: как, кем и почем был посажен мой личный муж. И это призыв к другим незаконно осужденным — собирайте свидетельства, рано или поздно это пригодится, если не для правосудия, то хотя бы для оглашения имен.

Очень часто в заказных экономических делах фигурируют фальшивки. То есть оригиналы или даже подлинники документов, удостоверенные нотариусом. Суд редко опрашивает нотариусов, а совершенно напрасно. А вскоре ему и вовсе будет официально разрешено этого не делать — уже оглашен законопроект, по которому нотариусы фактически должны стать судьями, а нотариальные документы приобретут статус бесспорных доказательств. Это очень опасно. Это надо остановить.

Collapse )

Источник: Новая Газета

К предыдущему посту.

Куда президенты не заглядывают

— 21.04.11 10:38 —
«Зрелость и действенность правовой системы — это важное условие развития экономики и социальной сферы, поддержки предпринимательства и борьбы с коррупцией. Но не в меньшей степени они служат укреплению роли России в мировом сообществе, способствуют ее открытости миру и конструктивному, равноправному диалогу с другими народами», — так говорил Дмитрий Медведев в своей инаугурационной речи.

Предприниматель А ведь точно не Ходорковский. Таких, как предприниматель А, еще Б, В, Г и так до конца алфавита и не один раз. Ходорковский не угодил Путину и за это сидит. Понятно. Остальное в виде 200 томов не первого уже дела прикладывается к этому простому факту. Предпринимателя А сажал не Путин. И предпринимателей Б, В, Г — тоже не Путин. Их сажали взращенные путинской системой холопы, получившие ясный сигнал от своего лидера: «так можно». Кому-то приглянулся бизнес, кому-то не приглянулся человек, кто-то решил, что посадка нежелательного лица лет на восемь — самый удобный способ закрыть проблему. К моменту, когда истории с посадкой предпринимателей стали общим местом, прокурорско-следственно-судебно-пенитенциарная система была уже отлажена — от привоза на первый допрос с бумажкой о вызове, датированной вчерашним днем, которую вы в глаза не видели, включая стандартный в таких случаях набор предъявляемых статей, стандартный следственный метод — слышать заказчика и не слышать заказанного, стандартные разводки на деньги на каждом этапе (суммы разные) и кончая более или менее стандартными сроками в стандартном далеке.

Предприниматель А отличается от многих коллег по несчастью тем, что его жена — Оля Романова. А Оля Романова очень хороший журналист. Она умеет писать. А также считать, думать, проводить собственное расследование. И у нее есть «яйца» — она обо всем говорит вслух. Оля Романова называет имена, даты, пароли и явки тех, кто «закрыл» ее мужа. Люди, которых она называет, игнорировали факты, закон и брали взятки. Она открыто говорит: когда, кто, сколько и как «брал». Она сказала об этом по телевизору. Она написала про эту историю книжку, под которой может стоять подпись не только ее и ее мужа, а многих и многих других сидельцев и их близких. «Бутырка» — страшная книга, потому что на месте ее двух героев действительно может оказаться каждый. Потому что карательная система бесконтрольна и вне закона. Потому что среди тех, кто в силу служебных обязанностей распоряжается судьбами людей, есть люди без тормозов. И их опасно много. 

Collapse )
ИСТОЧНИК:
Газета.Ru